Карлос Гонсалес: Мы живем в обществе, которое заставляет нас верить в то, что иметь детей — не важно

Карлос Гонсалес, педиатр и автор многочисленных книг по воспитанию, таких как «Подарок на всю жизнь», «Целуйте меня», «Мой ребёнок не хочет есть», «Беседы с педиатром».

Диана Оливер: Беременность – хорошее время для чтения (когда ребёнок родится, будет уже не до чтения). Во время моей беременности я как раз познакомилась с книгой «Подарок на всю жизнь», которую теперь рекомендую в качестве помощника женщинам, желающим кормить грудью (и не только). Страница за страницей, автор книги Карлос Гонсалес развенчивает огромное количество мифов, созданных вокруг грудного вскармливания, делая это в непринужденной и простой форме. Вслед за этой книгой, родилось еще несколько книг, окончательно изменивших моё восприятие материнства, грудного вскармливания и младенческого возраста. Трудно удержать себя от желания получить как можно больше информации о материнстве, особенно когда ты сама вот-вот ощутишь это состояние. Тем более, в современном обществе – настолько индивидуалистическом, с такой нехваткой поддержки, с таким количеством пустивших глубокие корни мифов в отношении воспитания или лактации. Сейчас более чем когда-либо необходимо быть хорошо информированным. Никогда не повредит больше читать, а книги всегда помогают прояснить, укрепить или поменять наши первоначальные взгляды. Или помогают нам почувствовать себя не такими одинокими. Да много ещё чего!

Несколько дней назад мы с семьёй посетили круглый стол по проблеме совмещения семейной жизни и работы. В том же зале Карлос Гонсалес проводил беседу по вопросам сна, воспитания и детского питания. В перерыве я подошла к нему, чтобы попросить об интервью по телефону или по электронной почте для блога. Каково же было моё удивление, когда доктор предложил дать интервью прямо за чашечкой кофе! Разумеется, долго не раздумывая, я ухватилась за эту возможность. Беседа принесла мне настоящее удовольствие – и в силу того, что сказанное заставило меня задуматься, и благодаря дружелюбию и чувству юмора доктора. Предлагаю выжимку из нашей двухчасовой беседы.


Что бы Вы сказали родителям, озабоченным проблемой питания ребёнка, которые волнуются из-за того, что «их чадо мало ест»?Karlos_Gonsales__Moj_rebenok_ne_hochet_est._Kak_prevratit_kormlenie_v_naslazhden

Чтобы они не беспокоились. Люди постоянно говорят: «Мой ребёнок ничего не ест», «Мой ребёнок ест недостаточно»…но я бы им посоветовал не беспокоиться, потому что дети и так едят слишком много. В Испании сегодня мы видим 30% детей с ожирением, и это, без сомнения, одна из серьёзнейших проблем, которая есть у испанских детей сегодня. Из-за чего возникает лишний вес? Из-за того, что дети едят слишком много или едят плохую еду. Ваша мама не говорит, что Вы мало едите? Наверняка иногда проскакивает!? Это одна из тех материнских фраз, которые «если тебе не скажет мама, то кто скажет?». Это из серии «сходи в туалет перед выходом, а то потом не сможешь».

Гонсалес besedy-s-pediatrom-500x500А что по поводу чрезмерного количества контрольных визитов к педиатру?

Раньше люди не ходили к врачу. Надо было себя очень плохо почувствовать, чтобы пойти. Почему? Потому что это было очень дорого. Сейчас люди идут к врачу за всем подряд. Вернее, сами-то – нет, они ведут детей к врачу. Между 7-ю и 50-ю годами люди обращаются к врачу, только если у них температура 40 не спадает несколько дней. Но дети…- это другое. Это называется «контроль за здоровьем ребёнка». В какой-то мере, мы врачи, сами этому поспособствовали. Населению было предложено ходить к врачу, делать осмотры без особой нужды, и это вызывает озабоченность.

Другая тема, нервирующая родителей, — детский сон. Думаете, это такое «современное» беспокойство?

Думаю, да. Смотрите: родителей всегда беспокоило, если ребёнок не спал, но спрашивать об этом педиатра… В самом деле, когда я начинал работать педиатром, не помню, что кто-либо спрашивал меня о сне своих детей. Думаю, что это беспокойство не владело людьми до тех пор, пока кто-то не сказал, что у детей должно быть расписание. Это не та идея, которая может возникнуть спонтанно у множества людей, потому что в реальной жизни такого не бывает. Например, каким-то родителям может прийти в голову идея надеть на ребёнка ботинки. Для чего? Ну, ведь он когда-нибудь начнет ходить, обувь мы все носим и т.д. А почему им не придет в голову каждый день ложиться спать в одно и то же время? Кому такое пришло в голову? Ни один взрослый не встаёт и не ложится в одно и то же время в выходные. Не думаю, что людям спонтанно пришло в голову, что ребёнок должен ложиться спать в одно и то же время каждый день. Как и идея о том, что дети должны спать в одиночестве, в то время как во все времена дети спали с родителями.

Гонсалес- целуйте меняМногие люди думают по поводу детского плача: «успокоится, ничего не случится, если поплачет». В самом деле ничего не случится?

Случится. Случится то, что ребёнок плачет. А если плачет, это означает, что ему плохо. Ребёнок плачет, как и все дети, – и ты не можешь этого избежать: плачет, когда его переодеваешь, делаешь прививку, моешь… Конечно, ты пытаешься сделать так, чтобы он плакал как можно меньше, так как знаешь, что его плач означает, что ему плохо. Пытаешься успокоить, объяснить, что происходит… Почему ты это делаешь? Потому что ребёнок плачет — и не надо других объяснений. Часто люди используют странные аргументы, чтобы не успокаивать детей, типа: «И что произойдёт? Если дать ему поплакать — у него разве травма на всю жизнь останется?». Проблема не в этом, просто мне и в голову не приходит так делать.

Откуда это устоявшееся мнение, что «дети плохие», что они постоянно «нас провоцируют»?

Для меня это загадка. Предположу, что такие вещи могут спонтанно приходить в голову тем родителям, которых растили без ласки, на которых кричали, которых наказывали и т.д. В таком случае, они могут думать, что это нормально. Считается, что наши родители накладывают на нас такой отпечаток, что всю дальнейшую жизнь мы проводим либо «с ними», либо «против них». В любом случае, всё зависит от родителей, и чаще мы оказываемся «с ними». Так что делать нечто, отличное от того, что делали наши родители, равнозначно тому, чтобы бросить им в лицо, что они поступали с нами плохо. А этого многие не сделают ни за что на свете. Это, помноженное на незнание, заставляет многих родителей действовать так, а не иначе.

По поводу так называемых детей «с особыми требованиями». Они вообще существуют?

Ну, это просто такое выражение. Есть дети, которые просят больше других, которые плачут больше других… да, это так. А почему так бывает – потому что сам ребёнок такой, или по какой-то другой причине, — я не знаю. Тут может оказывать влияние характер, темперамент, как с ним обращались в первые месяцы… Когда говорим, что это дети «с особыми требованиями», то это просто манера говорить, избегая ярлыков и некрасивых определений – типа «плакса», например.

Также имеет значение, что именно вы понимаете под сочетанием «особые требования». Проблема не в употребляемом названии, а в последствиях, которые оно может иметь. Если, называя их детьми «с особыми требованиями», мы избегаем таких названий как «плакса», «невоспитанный» или «капризный», и помогая их родителям понять, что у таких детей имеются повышенные нужды, то такая формулировка вполне полезна. Если же это служит для того, чтобы кто-то решил, что такие дети обладают мутировавшим геном или у них проблемы с головой и поэтому им нужно лекарство, чтобы их «требования понизились», — тогда это трагедия. По теме гиперактивности я говорю в моей последней книге «Растём вместе», потому что считаю, что эта тема явно раздута. Я не отрицаю, что может существовать какой-нибудь случай (я не эксперт и не психолог), когда возникает нужда в определённом виде медицинской помощи. Вероятно, существует. Но не может быть, чтобы в Соединенных Штатах 20% детей от 10 до 15 лет имели диагноз «гиперактивность». Ведь это каждый пятый ребёнок — ни больше, ни меньше. Если бы мне сказали 1 из 100 — ладно. Но неужели в самом деле столько?

Мы, родители, стали менее терпимыми…?

Родители, учителя… Посмотрим. Или дети остались прежними, а мы терпим их меньше, или дети «грузят» нас теперь больше, больше плачут, больше двигаются… Если второе, то надо призадуматься, что происходит, или что мы сделали не так, что они такими стали. Я не удивлюсь, если сочетаются оба фактора: родители менее терпимы, но и дети также менее терпимы, потому что мы их растим по-другому. Ведь это вовсе не одно и то же – ребёнок, которого воспитывали дома родители, и ребёнок, которого воспитывали в детском саду. Не одно и то же – ребёнок, которому позволяли играть самому, и ребёнок, каждую секунду жизни которого контролировали. Не одно и то же – ребёнок, который с рождения смотрел телевизор, и ребёнок, который в глаза его не видел.

Это наблюдения, это теория… но я прекрасно помню, как когда-то давно видел серьезный документальный фильм, в котором один американский специалист, профессор какого-то университета, говорил о гиперактивности. Так вот, он сказал, что часто детей, которые «плохо себя вели», наказывали, не пуская на прогулку, в то время как такой ребёнок как раз нуждался в еще большей прогулке. Прогулка – не современное изобретение, ещё в XVIII веке в школах были площадки для отдыха. Потому что взрослые видели, что ребёнок может вести себя спокойно и учиться, только если он «выпустит пар». Детям нужно выпускать пар, по-другому не получится. Смотрите, какая интересная штука получается. Я посещал курсы для взрослых, курсы для врачей, слушал многих экспертов в образовании. Все они считают, что продолжительность обучения должна быть максимум 3/4 часа, потому что дольше 45 минут люди не выносят… И это на медицинских конгрессах! Так что же это получается – взрослый нуждается в перерыве после 45 минут, а ребёнок может выдержать 2 часа? Это невозможно!

Настолько ли важно «выпускать пар»?

Очень важно. Фактически, сейчас есть школы, которые в качестве эксперимента поставили в классах беговые дорожки. То есть, когда учитель в классе объясняет, самые активные дети слушают его на беговой дорожке. В спортивных залах перед беговыми дорожками стоит телевизор. Однако, вместо просмотра телевизора, здесь проходит урок математики. Это вечный спор, и в моей последней книге я об этом говорю: что лучше – занимать детей активной деятельностью, чтобы они выпускали пар, или спокойной, чтобы они успокаивались? Это два противоположных мнения, о которых спор идёт давно, но вот что мы видим: если сравнить детей, которым в течении часового перерыва читали сказки, с детьми, которые провели этот час в движении, то более внимательными на уроке были последние.

И кроме всего прочего, надо проводить различие между игрой под присмотром и без присмотра. Это не одно и то же. Дети всё больше нуждаются в свободных играх, но им это всё меньше позволяют. Раньше дети шли на улицу играть, сейчас же идут на внешкольные занятия под присмотром воспитателя. Дети имеют крайне мало свободного времени, когда они могут сказать «а теперь я делаю, что хочу». Люди убеждены, что детей надо всё время чем-то занимать, не давать им скучать, – а ведь скука имеет важнейшее значение! Скучать не плохо.

Есть две крайности – родители, которые отсылают детей в городской лагерь и «до свидания!», и родители, которые покупают книгу с рекомендациями, как постоянно занять ребёнка. Лучшие моменты моего раннего детства, воспоминания моих первых трёх лет связаны именно со скукой. Помню, как смотрел за каплями воды, залетающими через окно в комнату в дождливые дни. В 3 или 4 года я именно это помню, а игр не помню.

Относительно этой скуки. Многие ведь говорят, мол, «отведи его в детский сад — там ими занимаются и им не скучно»

В испанском саду – сомневаюсь. В большинстве достойных стран есть закон, который предписывает наличие одного воспитателя на каждые три или четыре ребёнка. В докладах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) приводятся эти данные, а также данные о количестве детей, посещающих сады в каждой стране, отпусках по уходу за ребёнком и т.д. Касательно количества детей на одного воспитателя, мы находимся на уровне Турции и Мексики, а не Франции, Германии или Англии. Ребёнок в Германии не ходит в сад, где 8 детей на одного-единственного воспитателя, и гораздо меньше среди них годовалых.

Но в Испании ситуация иная: несуществующая помощь родителям и отсутствие политики совместительства

Да, тут нет ничего общего. Мне кажется, есть уже две партии, которые выдвигают требование 6- месячного декретного отпуска, но в равной мере для мужчины и для женщины. Если бы речь шла о 3 годах для отца и 3 для матери – мне бы показалось здорово, но если всего 6 месяцев… Более логично было бы 11 месяцев для матери и 1 для отца, или 3 года для матери — 5 месяцев для отца. В тот день, когда родит мужчина, ну пусть у него будет право на эти 11 месяцев или 3 года. Существует абсурдное умонастроение, по которому мужчина и женщина должны делать всё в равной мере одинаково. А как может быть одинаково, если для начала – одна родила, а другой – нет. Я бы предложил политикам, учитывая, что они во всём придерживаются политкорректности, изменить принятое значение слов в законах и писать так: «Человек, который родил, имеет право на…» вместо «женщина, которая родила».

Но политики не будут менять то, что общество не принимает. Общество в целом плохо воспринимает, если человек остаётся дома и следит за детьми. Как же мы будем просить политиков изменить законы, если у нас такие предрассудки?

Подобное происходит только в Испании. В Германии, например, только 6% детей ходят в сады, так как о них заботятся родители. Недавно прочёл в Интернете, кажется, на каком-то форуме, как испанка, живущая в Германии, рассказывала, что ситуация прекрасная, но не настолько идиллическая. Что есть много мужского шовинизма: «если выходишь на работу, а не сидишь с ребёнком дома, на тебя косо смотрят». Ей повезло жить в стране, в которой вместо 4 месяцев ей дают 12 и жалуется на шовинизм. А я так думаю, что если не хочешь этот отпуск по уходу за ребёнком – откажись от него! Мысль о том, что самое лучшее – работать, внушается только вам, женщинам. Ни один мужчина в это не поверит! Для чего мы покупаем десяток лотерейных билетов на Рождество? Чтобы перестать работать!

Помню, несколько лет назад одна мать рассказывала американскому журналу Ла Лече Лиги, что она была сыта по горло уговорами всех вокруг не работать и решила всё же выйти и работать в проекте по исследованию влияния межличностных отношений на раннее психокогнитивное развитие детей. Она, правда, умолчала о том, что работала-то она дома, а единственным исследуемым был ее сын.

Но не только предрассудки или политика примирения, но и деньги также влияют на подобное решение

Это всё философия потребления, обращённая прежде всего к женщинам. Это не просто вопрос того, что «мне нужны деньги». В определённых случаях без денег не обойтись, но в основном важны не столько деньги, сколько теория, согласно которой «я должна реализовать себя как личность». Мы, мужчины, никогда не думаем, что работать – это хорошо. Если бы я выиграл 50 миллионов евро в лотерею, – возможно, я продолжал бы писать книги, так как мне это нравится; возможно, архитектор продолжил бы проектировать дом, а хирург – делать операции время от времени. Но сколько таксистов продолжили бы работать? Сколько каменщиков продолжили бы класть кирпич? Думаю, мало. Люди играют в лотерею, чтобы перестать работать. Когда выход на пенсию изменили с 65 до 67 лет, я не слышал, чтобы кто-нибудь сказал, как это прекрасно – иметь возможность поработать ещё два года, чтобы реализоваться как личности. Так не сказали ни женщины, ни мужчины. Если дело в равенстве – есть много возможностей для равенства. Дети нуждаются в родителях не в течение первых 3 лет–  они нуждаются в них в течение всего раннего детства.

Рабочее расписание в Испании – также не помощник

Расписание работы и отпусков. У детей 3 месяца каникул, у родителей – 1месяц отпуска. Как это совместить? Это ненормально, если ребёнок в 11 лет весь июль сидит дома, пока его родители работают. Не хочется ли нам всех уравнять? Так пусть сидят с ребёнком по 4 часа каждый. Мой отец, работая по 8 часов, смог дать троим детям университетское образование. А теперь так не получится, потому что нас обманули. Мне говорят, что уровень жизни сейчас ниже, чем когда я был маленький? Может, сейчас в Испании жизнь хуже, чем в 60-е? Думаю ,что сегодня жизнь не хуже. Человек, работающий теперь столько же , сколько работал мой отец, получает больше. Дело в том, что у моего отца никогда не было машины, а на каникулы мы ездили на море под Барселону, даже когда подросли. Сейчас же – у кого ни спроси – все уже побывали в Индии. Я Индию видел только на фотографии. Самым важным в нашей жизни должно было бы стать воспитание наших детей. Только вот понимаем мы это, когда уже слишком поздно и они выросли, или когда детей уже поздно заводить. Мои родители смогли обойтись без машины, смогли носить штопаные носки и не ездить в далёкие страны, потому что верили, что главное – вырастить детей и дать им образование. Сейчас же многие люди слишком поздно понимают, что является главным. Вместо того, чтобы отказаться от машины или путешествий, предпочитают тратить деньги в репродуктивных клиниках в 38 лет. Мы живём в обществе, которое нас заставляет верить, что иметь детей – не самое важное. Но вдруг ты понимаешь, что, оказывается – нет, это и есть самое важное!

Источник статьи (правка — Ольга Шипенко)

Оригинал

Книги доктора Гонсалеса можно приобрести в интернет-магазине издательства «Ресурс»


 
Поделиться:
  • 7
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять